Кто проглотил митрополита Православной церкви Америки Иону?..

Два митрополита и два друга - Илларион и Иона

Два десятилетия, прошедшие после крушения советской империи, ознаменовались для РПЦ МП потерей многих внешнеполитических позиций. Церкви Ближнего Востока и балканских стран, раньше так или иначе ориентировавшиеся на Москву, теперь прочно вошли в орбиту влияния Константинополя. На смену старым мессианским доктринам, которые исходили из красного Кремля, пришла довольно скромная идея “Русского мира”, претендующая на политическую интеграцию лишь части постсоветского пространства. Главная задача проекта “Русский мир” – удержание Украины в сфере безусловного влияния Москвы, но есть у него и задачи вспомогательные, факультативные.

Одна из них – усиление потенциала русской эмиграции ради улучшения имиджа России на Западе, установления нужных политических и экономических связей там. Русскоязычная эмиграция лишь возрастает количественно, пока Россия “встает с колен”, но эмигрантам новой, постсоветской волны не свойственна идейность, отличавшая их соотечественников, покидавших “империю зла” при советской власти. Последний очаг сколько-нибудь влиятельной идейности, неприятной нынешним хозяевам Кремля, – независимая от Москвы РПЦЗ – был ликвидирован в 2007 году, с “воссоединением” Синода Митрополита Лавра и Московского патриархата. После этого у проекта “Русский мир” на Западе возник, что называется, “кризис жанра”.

Мы много и часто читаем о “всеправославном единстве”. Однако на поверку оно оказывается иллюзорным. Заседающие в Шамбези всеправославные комиссии не могут придти к консенсусу ни по одному вопросу – даже по таким, казалось бы, ничтожным, как изменение положения в диптихах глав Грузинской или Кипрской Церквей. Фактически консенсус торпедирует только одна Церковь, которая пытается противостоять монополии Константинополя. На практике же эта монополия медленно, но верно захватывает “мировое православие” – важнейшим показателем этого процесса в минувшем году стало создание Конференций православных епископов практически во всех странах мира, где есть православное население, но которые находятся вне пределов традиционных “канонических территорий” поместных Церквей. Несмотря на то, что во всех этих странах имеются интересы Московской патриархии, а кое-где ее приходы численно доминируют, все Конференции возглавляют епископы Константинопольского патриархата.

В этих условиях теоретики “Русского мира” обратили особое внимание на Америку как последний крупный, но спорный регион православной диаспоры. Точнее, с точки зрения Москвы, это уже и не совсем диаспора – с 1970 года часть бывшей русской митрополии в Америке получила статус поместной автокефальной Церкви – OCA (Orthodox Church in America, по-русски – ПЦА). Правда, у ПЦА нет никаких шансов на признание этого статуса другими поместными Церквами, помимо РПЦ МП, поскольку тот же Константинополь имеет в США более обширную паству, чем ПЦА. Вместе с тем, затянувшаяся неопределенность и “непризнанность” перестала устраивать и саму ПЦА, у которой все меньше резонов связывать свое будущее с Москвой, оттесняемой на обочину глобальной православной политики.

По разным причинам, после 2007 г., то есть после поглощения РПЦЗ(Л), именно ПЦА стала рассматриваться в Москве как очередной плацдарм для расширения “Русского мира”. После серии скандалов, приведших к отстранению двух подряд первоиерархов ПЦА – Митрополитов Феодосия и Германа, всерьез рассматривался проект избрания новым главой американской автокефалии архиепископа Илариона (Алфеева) – ныне митрополита, председателя ОВЦС МП, постоянного члена Синода РПЦ МП и чуть ли не официального преемника Патриарха. Владыке Илариону и, соответственно, планам Москвы тогда помешал неприятный шлейф истории с попыткой “русификации” Сурожской епархии на Британских островах. Совсем еще новоначального епископа Илариона тогда Москва командировала в помощь авторитетному митрополиту Антонию (Блуму), фактически создавшему епархию РПЦ МП в Великобритании. Буквально за несколько месяцев своего пребывания в Лондоне Иларион настроил против себя духовенство и старых прихожан, привыкших к демократичному строю церковной жизни. Смиренный и благостный старец митрополит Антоний с несвойственной ему экспрессией осудил попытки епископа Илариона провести радикальную ломку епархиальной жизни с целью перестроить ее по московским лекалам. Москва вынуждена была отозвать Илариона, а после скорой смерти митрополита Антония и вовсе потеряла Сурожскую епархию, большая часть которой перешла в Константинопольский патриархат. Теперь митрополит Иларион возглавляет внешнюю церковную политику и активно реализует свои дипломатические таланты, в частности, на американском направлении.

После несостоявшегося избрания Илариона новым Митрополитом всея Америки по версии ПЦА стал самый младший епископ этой Церкви Иона. Все прошло со скоростью спецоперации: если весь октябрь 2008 г. обсуждалось назначение Митрополитом Илариона (Алфеева), то 1 ноября состоялась хиротония Ионы в незначительного викарного епископа, а уже 12 ноября – избрание Митрополитом. Церковь, уставшая от бесконечных скандалов с Митрополитами, злоупотреблявшими церковным имуществом, не обратила особого внимания на предупреждения о “руке Москвы”, явственно ощущавшейся в этом избрании. Но рука эта сама довольно быстро напомнила о себе.

Митрополит Иона является коренным американцем, бывшим хиппи, обратившимся в православие (в приходе РПЦ МП!) в 1970-е гг. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. он ездил в Россию, был даже сотрудником Издательского отдела Московского патриархата, имел русского духовника. Тесных связей с Москвой он никогда не прекращал, а знающие Митрополита люди говорят и о личной его дружбе с владыкой Иларионом (Алфеевым).

Как бы то ни было, нынешняя загадочная история с отправкой Ионы “в отпуск” развернулась сразу после визита в США в начале февраля митрополита Илариона. Разумеется, ПЦА была одним из приоритетов визита главы ОВЦС МП – имели место и совместные служения, и переговоры. Во время одного из собеседований Митрополит Иона и высказал идею просить Москву о принятии ПЦА в состав РПЦ МП на правах “широкой автономии”, дабы тем самым урегулировать непризнанный статус Американской Церкви в “мировом православии”. Репутация “москвофила” уже поместила Иону в определенную изоляцию внутри собственного Синода, и подобное заявление стало последней каплей…

До сих пор остается загадкой, просил ли об отпуске сам Митрополит, или Синод отрешил его от власти принудительно – разные стороны публикуют взаимоисключающие версии случившегося. Ясно лишь, что конфликт внутри руководства ПЦА был – поскольку Иона после своего отрешения от власти поехал не в назначенный ему для “духовного отдыха” монастырь, а в Нью-Йорк и Вашингтон, где провел ряд официальных встреч, на которые не имел формального права и полномочий от Синода. Такое поведение вызвало со стороны оппонентов Митрополита в Синоде даже заявления о “душевном расстройстве” Ионы.

Итак, по официальной версии, первоиерарх ПЦА находится в 60-дневном отпуске, который предоставлен ему для духовного самосовершенствования и преодоления “душевного расстройства”. На это время он отстранен от управления Церковью и епархиями, а после Пасхи должен собраться Собор ПЦА, который решит дальнейшую судьбу митрополичьего престола. Крайне маловероятно, что после всего случившегося Собор вернет на этот престол Иону. Во всяком случае, совершенно очевидно, что очередная топорная попытка триумфа “Русского мира” на американском континенте, предпринятая силами церковной дипломатии РПЦ МП, привела к отпадению от этого “мира” еще одного значительного фрагмента…

Марк Гринби, Вашингтон, для “Портала-Credo.Ru” Фото http://www.mospat.ru

Comments are closed.