Русскоязычный спасатель Хьюстона

Антон Китугин перед большими водами «Харви» в Хьюстоне

Человечность. Теперь, после тропического шторма «Харви», это слово у меня ассоциируется с Хьюстоном и со всеми теми добровольцами, которые сначала спасали людей, оказавшихся в затопленных районах города, а сегодня совершенно бесплатно помогают разгребать затопленные дома знакомых и незнакомых хьюстонцев, вывозят тонны мусора, помогая людям вернуться к жизни. Команда наших соотечественников – Антон Китугин, Анатолий Литвиненко, Александр Крылов и координатор Юлия Ядрищенская – как раз из таких героев, которые спасли множество человеческих жизней и показали нам всем, что нашим миром все-таки правят добро и бескорыстие.

Антон, как давно вы живете в Техасе?

– С 1 марта этого года. Я переехал сюда из Сиэтла, где прожил два года. В Америку я приехал из России, из Питера, 2,5 года назад, в начале 2015 года. Сейчас живу в Спринге, – это самый первый пригород на севере от Хьюстона.

«Харви» – это первый в вашей жизни ураган такого масштаба?

– На самом деле, да… Раньше я попадал в шторм на берегу Сиэтла, бывало и деревья валились, но такой сильный ураган – это впервые.

Сначала, когда начал лить дождь, меня это не сильно впечатлило – я привык к этому. Дожди были частым явлением и в Сиэтле, и в Питере. В Сиэтле вообще по 2 месяца дождь идет, небо серое. Так что для меня поначалу это не стало какой-то неожиданностью. И только когда я начал смотреть метеоканалы, то понял, что это стихия.

Потом стали поступать сообщения, что шторм усиливается и вместо второй категории («тропический шторм») он превратился в четвертую категорию. Тогда мне стало понятно, что все будет очень нехорошо. Еще 27 августа я поехал в Гальвестон и увидел там первые небольшие разрушения, много воды везде, но мне показалось, что все, в принципе, нормально, и все обойдется. Я вернулся домой и в понедельник, когда начались затопления и дождь не переставал, я понял, что надо что-то делать.

У вас был готов какой-то план или он вырисовывался, когда вы уже начали что-то делать?

– Не было никакого плана… Я разместил объявление (в Facebook группе Russian Houston – Русский Хьюстон – авт.) о том, что если нужна какая-то помощь, то обращайтесь. Мне тут же начали звонить люди с сообщениями, что их затапливает. Я сразу поехал по разным звонкам. Первые звонки были о том, что, мол, мы продуктов не купили, я попробовал к этим людям доехать и тогда понял, что совсем все плохо. Потому что мне не удалось доехать до двух первых звонивших людей, а звонки продолжали поступать. Но я добрался до ребят с маленьким ребенком, которые позвонили с сообщением, что их затапливает. Ехал долго, в объезд, но добрался, вытащил их и отвез в безопасное место. После вечера понедельника пришло понимание реальности.

После этого вы написали, что ищете лодку?

– Да, лодка была необходима, потому что я понял, что на машине уже не смогу проехать. Конечно, моя машина может проехать по метровому слою воды, но в первый же день вода начала прибывать очень стремительно и глубина была уже 1,5, а где-то и 2 метра. Я понял, что на машине туда не доеду и попросил лодку. В течение 2 часов мне позвонили, сказали, что лодка есть и сам хозяин лодки, Анатолий Литвиненко, поехал с нами. Еще был Александр Крылов с нами в лодке. Лодка была хорошая, железная, моторная, с плоским дном, как раз такая, какая нужна была в той ситуации – с мотором грязевым, чтобы по болотам можно было проезжать, и это было очень актуально, потому что она могла пройти везде и заплыть в самые узкие закутки.

В один из дней вы отправились вместе с федеральными и штатными спасателями в сторону Порт-Артура?

– Да, в сторону Бомонта. Но дороги там были перекрыты и туда не пропустили ни военных, ни пожарных, потому что была угроза взрыва на химическом заводе. Мы пытались найти дорогу в объезд, но наткнулись на очень большие затопления и не смогли проехать. Армейский грузовик смог проехать, а наши машины там бы не прошли. Нас развернули назад. Мы направились в Кенвуд, что на северо-востоке от Хьюстона.

Антон, вы проехали со спасателями практически через весь Хьюстон и видели картину бедствия в разных районах. Какое у вас впечатление, справляется ли Техас и власти города с ситуацией, или она вышла из-под контроля?

– Первый день был очень напряженным, и никто еще ничего не понимал. Но второй день показал, что все очень слажено, все включились в работу, все стало более-менее понятно. Правительственные службы разруливали все очень быстро. Вертолетами снимали людей, которых никакими другими способами нельзя было достать. Например, не пускали небольшие лодки в очень опасные места с сильным течением, а пускали только серьезные лодки с большими моторами. Спасательные службы начали это очень тщательно отслеживать. Я считаю, что нормально все было, даже очень быстро сориентировались. Если сравнивать с другими местами, то, думаю, что в Хьюстоне люди очень быстро организовались.

А для вас самого не стало сюрпризом, что Хьюстон – довольно большой город – так быстро оказался затоплен и за такое, в принципе, короткое время?

– На самом деле, да. Хьюстон – обычный город и ничего не предвещает, что вдруг что-то может случиться. Я живу здесь совсем недавно и для меня это стало сюрпризом, и я не совсем понимал, почему так происходит? Я не вдавался в подробности ирригационной системы, системы водоотведения, как это все работает, но явно она не рассчитана на такой объем воды, который выпал здесь. Но, с другой стороны, это тропический регион и здесь вполне возможны такие явления.

В минуты, когда вы с военными и профессиональными спасателями ехали в сторону Бомонта и видели затопленные поля, дома, какие ощущения у вас были?

– Ну… мы русские, в нашей жизни были вещи и пострашнее, чтобы мы пугались, поэтому волнение, да, было, но потрясения…

Можно ли было предположить, что такое случится в Америке? Это как кадр из фантастического фильма…

– Да нет… Это обычный ураган. Это просто ураган. Это природа. Она может сделать такие вещи где угодно – хоть в Америке, хоть в Мексике. В России точно так же могут случиться такие же катаклизмы.

Эти несколько дней бедствия в Хьюстоне показали безмерное число примеров взаимопомощи. Люди со всего США, всего Техаса и Хьюстона бросались на помощь. А вы, Антон, яркий пример того, насколько русскоязычная община Хьюстона неравнодушная и человечная.

– Думаю, что нормальный человек, у которого есть силы и все в порядке с моральными качествами и ответственностью, не сможет в таких ситуациях не применять свою силу в нужном направлении, понимаете? Ты понимаешь, что у тебя есть определенные ресурсы, силы, знания, возможности и если ты их не применяешь для того, чтобы сделать доброе дело, то это эгоизм, наверное… Многие люди в таких ситуациях и открываются, и показывают себя, кто есть кто.

В один из дней шторма вы спасали целый день людей и, вернувшись поздно вечером домой, еще успели на день рождение сына. Как прошел праздник?

– Тимуру исполнилось 9 лет. В этот день я уехал из дома около 6 утра и вернулся где-то часов в 10 вечера, но мои меня дождались, и мы отпраздновали вместе. Я успел! (смеется – авт.). У меня два сына. Старшему сыну Владиславу 16 лет. Все, конечно, волновались за меня, но ничего… Я сказал, что так надо.

А кто вы по профессии?

– Я строитель. Стандартный, обычный русскоязычный строитель. Работаю по контракту.

Тогда к вам вопрос как к строителю: фактически в некоторых районах Хьюстон нужно теперь полностью отстраивать…

– На самом деле, это очень большая катастрофа, потому что нет ничего хуже, чем вода. Если бы это было землетрясение или просто ураган с ветром, от которого дома покосились, то это не было бы так страшно и ужасно как наводнение. Даже если у вас протечка в доме, она ремонтируется, а когда ваш дом наполовину залит водой, и вода еще стоит несколько дней в доме, то это просто катастрофа. Я даже не представляю, сколько времени город будет отстраиваться, но это огромное количество работы. Первые этажи надо перестраивать полностью. Это полная разборка, сушка, обработка от возможной плесени и т.д.

Скажите, сейчас вода уже начала постепенно спадать, а есть ли еще затопленные районы, которые нуждаются в спасении?

– На самом деле, вода уходит очень хорошо и быстро. В некоторых местах, где, я так понимаю, находятся резервуары, их, бывает, спускают или переливают, и вода поднимается очень быстро – на 10-15-20 и больше сантиметров. Но, в основном, вода стремительно уходит. Мы это видели, когда последних людей спасали из Кенвуда – мы спускали лодку в одном месте, а приходилось забирать в другом.

Некоторые хьюстонцы, и те, кто пережил «Катрину» и «Харви», и те, кто пережил только нынешний ураган, собираются уезжать из Хьюстона. Какие у вас планы на жизнь?

– Ну, я не вижу ничего такого в том, что произошло… Это просто природный катаклизм. Ну, бывает такое. Пока я никуда не собираюсь уезжать.

Сколько звонков вам поступило за эти несколько дней? Скольким людям вы помогли?

– Не знаю, я не считал. Много их было или мало. Помогли и помогли. Уверен, что если бы у кого-то из русскоязычной общины были бы такие возможности, как у меня, они бы сделали то же самое.

Людмила Таран

Фото из личного архива Антона Китугина

Comments are closed.