“Restland” – ваша дверь в вечную жизнь

 

Всю свою земную жизнь мы все к чему-то стремимся, пытаясь достичь земных высот и в то же время оградить себя от случайностей. Окончив школу, мы стараемся поступить в престижное учебное заведение, чтобы получить лучшую работу в своей области. Мы оплачиваем хорошую медицинскую страховку, чтобы, если не дай Бог, что-то случиться, не оплачивать счета с четырьмя и больше нулями. Мы покупаем хорошую автомобильную страховку, чтобы обезопасить себя в случае аварии. Мы откладываем в течение года на отпуск.

И во время этого забега под названием жизнь, мы забываем, что придет момент и марафон закончится. И что нас тогда ожидает? Вопрос звучит, скорее, что ожидает наших детей и внуков, на которых ляжет ответственность проводить нас с уважением и достоинством? На этот и другие важные вопросы The Dallas Telegraph попросил ответить директора по связям с общественностью старейшего в Далласе похоронного дома Restland Майкла Уилфонга (Michael Wilfong) и консультанта по планированию Тоню Лов (Tonya Lowe).

Специалист по работе с общиной компании Restland Funeral Home Тоня Лоу и директор по стратегическому развитию компании Майкл Вилфонг (Michael Wilfong)

– Майкл, первый вопрос к вам. Заведено ли в вашей семье о своем последнем земном пути заботиться при жизни?
Майкл Уилфонг: Мне повезло, что мои родители в письменном виде задокументировали свое желание о том, как именно быть похороненными. Они также оплатили как сами похороны, так и земельный участок на кладбище. В нашей семье все знают, где и как моя мама и отец хотят быть похороненными.

В принципе, планирование своего последнего земного пути – это традиция для нашего рода. Моя бабушка и прабабушка заранее все распланировали в этом вопросе. Так что, отвечая на ваш вопрос, да, в нашей семье принято при жизни заботиться о смерти. Я, кстати, сделал то же самое, чтобы освободить своих детей от решений, которые им будет непросто принимать после того, как я уйду.

– Майкл, как получилось, что вы стали работать в Restland?
М.У.: Как говорится, никогда ни от чего не зарекайся. Когда-то я работал в похоронной компании, но ушел в Bank of America. Мне нравилось работать в банке, но я никогда не забывал о той благородной миссии, которая стоит за работой похоронных агентств. Для себя я решил, что никогда, наверное, не вернусь в агентство, если, конечно, это будет не Restland, у которого исключительная репутация и самый богатый опыт работы. И так совпало, что мне позвонили из Restland и пригласили работать на компанию. И я согласился. Сегодня считаю, что это является одним из самых благословенных и удачных решений, которые я когда-либо принимал за свою жизнь. Мне нравится то, что я делаю.

– В одной из прошлых публикаций Тоня Лов поделилась впечатляющей историей появления вашего похоронного дома. Расскажите нашим читателям, кто из известных людей Далласа покоится на вашем кладбище?
М.У.: У нас нашли свой покой несколько техасских сенаторов законодательных органов страны и штата. Первый президент и генеральный менеджер команды Dallas Cowboys Текс Шрамм (Tex Schramm) похоронен у нас. У нас также покоятся несколько футбольных игроков этой команды. В «Саду славы» (Garden of Honor) захоронены несколько пожарных и полицейских, которые погибли при исполнении своих служебных обязанностей. Также на нашем кладбище есть сектор, где покоятся тела ветеранов различных войн, вплоть до Первой Мировой и даже гражданской войны.

– Майкл, могли бы вы пояснить на обывательском языке, что обозначает в США планирование своих похорон (“funeral pre-planning”)?
М.У.: Планирование похорон – это трехступенчатый процесс. Сначала нужно вместе с нашим специалистом определиться с ответами на вопросы «Кто?» «Когда?» «Где?». Где бы вы хотели, чтобы произошло прощание с вами? В церкви? В синагоге? В мечети? Или в одной из трех наших часовен? Нам важно знать, какого рода прощальную церемонию вы хотите? Возможно, вы желаете саму церемонию провести дома, а в Restland собрать родных и друзей только для захоронения. Конечно, это просто, но в то же время и недорого.
Некоторые семьи выбирают не погребение тела, а его кремацию. В этом случае нам важно обсудить наличие всех необходимых документов. Чем раньше вы ответите для себя на три вышеназванных вопроса, тем меньшее бремя вы возложите на ваших родных в случае окончания вашей земной жизни.

Вторая часть планирования своего последнего пути связана с финансовым планированием. Заранее оплачивая наши услуги, вы можете быть уверены, что ваши деньги попадут на целевой счет, который контролируется таким штатным органом, как Texas Banking Commission, и деньги будут дожидаться своего часа. Будьте уверены, мы не тронем ваших денег, и в этом плане власти штата нас проверяют ежегодно. Вы можете заплатить сразу или в рассрочку, выплачивая ежемесячно определенную сумму. Да, и еще очень важно: как только вы выплатите стоимость похоронных услуг, независимо от того, когда эти услуги будут оказаны – через 5, 10, 15 или 20 лет от даты покупки – они будут оказаны при любых обстоятельствах, потому что за них было заплачено. Мы не изменим ни цену, ни условия. Это наше обещание семьям.

Третья часть планирования – это ваша ответственность сообщить родным и близким о вашей последней воле и о существующем договоре с нашим похоронным домом. Это делается для того, чтобы родные знали, что когда наступит время, они поставят нас в известность, а мы уже позаботимся обо всем остальном.

– Скажите, а почему к последнему земному пути надо готовиться заранее?
М.У.: В моем случае я являюсь продолжателем семейной традиции и мне бы хотелось обезопасить своих детей и внуков от непростых решений. В свое время я купил дом и заботился о детях. Всю свою жизнь я откладываю на пенсию, а с некоторых пор начал готовиться к свадьбе своей дочери. Для того, чтобы то или иное большое событие прошло достойно, его нужно планировать заранее.

Похороны в этом плане не являются исключением. И вопрос в этой связи только один – «когда?» Кроме того, когда люди выходят на пенсию, они не очень-то финансово могут себе позволить достаточно откладывать на похороны. Именно поэтому мы рекомендуем заранее позаботиться о своем последнем земном пути.

– Какого рода услуги предлагает Restland?
М.У: Мы предлагаем различного рода погребения, кремацию, в том числе, учитывая религиозную принадлежность клиента. Например, для традиционного еврейского захоронения мы работаем с церемониальной погребальной организацией Chevra Kadisha. Для последнего омовения у нас есть специальное место, называемое “Tahara Room”. Для еврейских похорон используются гробы, выполненные из дерева и без металла. Гроб должен быть, согласно иудейской религиозной традиции, установлен на землю. Во время прощальной церемонии раввин совершит специальные молитвы. Еврейские семьи не приносят на похороны цветы, и в этом есть свой смысл. На нашей еврейской части кладбища есть разные секции – в зависимости от вашей принадлежности к той или иной синагоге или к той или иной иудейской религиозной традиции.

Также у нас есть части кладбища для православных верующих и для мусульман. Restland – похоронный дом, который вот уже на протяжении десятилетий предлагает Далласу и его жителям полный спектр услуг, учитывая веру наших клиентов, их желания, менталитет и обычаи.

– В американской культуре есть прекрасная традиция, когда, провожая кого-то в последний путь, родные, близкие и друзья вспоминают жизнь человека, его достижения, увлечения, привычки и т.д. Эта церемония называется “Celebration of Life Ceremony”. Как она проходит в Restland?
М. У.: Для того, чтобы церемония прощания “Celebration of Life” стала достойным мероприятием, наш похоронный директор старается поговорить с друзьями, с родственниками, с коллегами по работе, с единоверцами ушедшего человека. Мы должны со всех сторон показать жизнь человека, с которым будут прощаться, сделать так, чтобы только самые добрые воспоминания остались о нем у тех, кто придет на церемонию.
Давайте я в этой связи я приведу пример. Скажем, ушедший человек любил мотоциклы и владел Harley-Davidson. Мы можем поместить мотоцикл рядом с фотографией ушедшего человека во время прощания. И это не будет стоить дополнительных денег. Во время прощальной церемонии могут звучать стихи и песни так любимые человеком, с которым происходит прощание.

Мы можем организовать похороны в определенном цветовом коде, украсить церемонию только любимыми цветами ушедшего, провести церемонию отпускания голубей или бабочек в небо. Также мы обычно просим других людей рассказать о том, как их жизни изменилась благодаря общению с ушедшим. Церемония прощания может быть выдержана в религиозных традициях, которым следовал человек. Все, на самом деле, зависит от желания.

– Мы недавно писали статью о том, как один из похоронных домов предлагает своим клиентам экстравагантные услуги, например, слетать в космос, но только не живым людям, а их праху. Есть ли у вас нечто подобное?
М.У.: Если наши клиенты захотят нечто такое, не вижу причины, почему не оказать им такую услугу. Потому что вся прощальная церемония – это посвящение человеку, это воспоминание о его жизни. Мы уважаем каждого человека и то, кем каждый был при жизни.
У нас есть опыт захоронения, например, в море. Я участвовал в этих похоронах на Гавайях. Семья ушедшего собралась вместе, привезли его прах, и мы все вместе на лодках поплыли по воде, окруженные множеством цветов. Мы можем организовать прощание с ушедшим в любом стиле, главное, чтобы все было законно и этично.

– Не секрет, что многие ездят в США из штата в штат за работой. Это является одной из причин, почему некоторые люди не решаются оплатить в Далласе все, что связано с планированием похорон. Они просто не знают, где завтра будут жить. Правы ли они? Во скольких штатах есть ваши представительства?
М.У.: Наша компания постоянно растет. На сегодняшний день у нас есть представительства во Флориде, в Теннеси, в Техасе, Оклахоме, Калифорнии, Орегоне, Вашингтоне, в Нью-Йорке. Мы поддерживаем партнерские взаимоотношения с другими похоронными домами. Думаю, что планируя свой последний земной путь и выбирая место для него, нужно определиться с понятием «отчий дом» – это или то место, где живут родители, или то место, где вы планируете выходить на пенсию.

Мы видим, как растет популярность так называемых мобильных мест, особенно это характерно для кремации. Что я имею ввиду? Например, что часть праха ушедшего человека находится в одном месте, а часть – в другом. В этом смысле возможности практически безграничны.

– Это какая-то новая концепция разделения праха? Мы никогда раньше об этом не слышали.
М.У.: Мой дядя часть праха своей любимой жены носит в креста на шее. Таким образом она всегда с ним. Остальная часть праха тети захоронена в Restland, куда могут приходить друзья тети и члены нашей семьи. Я знаю еще несколько семей, которые пошли этим же путем.
Например, друг нашей семьи, сын которой всегда ездит с ней. Когда-то они мечтали вместе путешествовать, а потом молодого человека не стало. Теперь, куда бы мама ни ездила – сын всегда ездит с ней. И каждый раз, когда она пересекает ту или иную реку в другой стране или приходит в особенное место, о котором они говорили при его жизни, – в том месте она оставляет немного его праха. Таким образом, он путешествует по миру вместе с ней. Остаток же его праха захоронен вместе с бабушкой и дедушкой у нас в Restland.

– В каком возрасте, в среднем, американские семьи начинают задумываться о своем последнем пути? Есть ли у вас какая-то статистика?
М.У.: В среднем это 50 лет. Но если семья прошла через потерю близкого человека, и людям пришлось столкнуться не только с эмоциями от потери, но и с организацией, стоимостью похорон в авральном режиме и всем, что с этим связано, то люди начинают задумываться об организации своего последнего земного пути гораздо раньше. Они спрашивают себя, «а существует ли более спокойный и достойный путь уйти в вечность?»

– Многие читатели нашей газеты переехали в США в почтенном возрасте. Они не богаты и часто живут на деньги, получаемые от социального страхования. Что вы можете им предложить?
М.У.: Мы можем предложить нашим будущим клиентам разные планы, которые будут отвечать их доходам и их возрасту. Начинать в плане подготовки в последнему пути никогда не поздно. Важно, чтобы ваш уход не стал финансовым и моральным бременем для ваших родных.

– Каковы преимущества выбора похоронного дома Restland в отличие от других похоронных домов?
М.У.: У нас есть возможность найти выход из любой ситуации с нашими практически неограниченными ресурсами и практически вековым опытом работы. В Restland работают такие профессионалы, как, например, Тоня Лов, которая говорит на русском и украинском языках. У нас есть консультанты, которые знают французский, румынский, немецкий и другие языки. И они могут объяснить вам все нюансы планирования похорон на родном для вас языке.

– Майкл, не так давно тело православного архиепископа Димитрия было перенесено с Restland в Собор Святого Серафима в центре Далласа. Во время извлечения тела, священство и администрация вашего похоронного дома были шокированы тем, что тело Владыки практически не было затронуто временем. Что делает Restland таким особенным местом?
М.У.: Я думаю, что все дело в вере и в молитвах всех тех, кто знал и любил Владыку Димитрия. Restland находится в сердце метроплекса Даллас – Форт-Уэрта, что дает возможность многим людям навещать своих родных, захороненных на нашем кладбище. И многие люди имели возможность приходить и к Владыке. Не знаю в этом ли дело, но точно знаю, что Restland не причастен к этому чуду. Мы только лишь предоставили место и создали атмосферу, в которой люди могут выражать свою веру и оставаться самими собой.

– Тоня, вопрос к вам: знаете ли вы, представители каких национальностей нашли свой покой на кладбище Restland?
Тоня Лов: Restland – это место покоя для представителей различных культур и выходцев разных стран – Китая, Вьетнама, Таиланда, островов Тихого океана, Японии, России, Израиля, Эфиопии и многих других. Мои коллеги-консультанты в Restland говорят на множестве языков.

Я буду рада на русском языке ответить на все ваши вопросы. Пожалуйста, сохраните в вашей адресной книге для этой цели мой номер телефона – (214) 505-1192.

 

Comments are closed.