Veritas Home Health — помощь на дому доступная всем и каждому

Veritas Home Health — помощь на дому доступная всем и каждому

Совладелец Veritas Home Health Евгений Грэйфер вместе с сотрудниками агентства (слева направо) — Шанитой Уилльямс, Валерией Петровой, Анной Дудников, Марьей Клеменко

Слово “Veritas” и в римской мифологии, и в древнегреческом обществе, да и в нашей современной жизни всегда означало и означает одно и тоже — идеал истины, доброты и красоты. Поэтому, когда Ольга Левит и Евгений Грэйфер открывали свою компанию — альтернативы в названии даже не возникало. Тем более, что основная специализация компании — оказание медицинской помощи на дому.

Медик по образованию, Ольга Левит сначала пыталась себя найти в Далласе, работая на многие компании, специализирующиеся на уходе за престарелыми и больными людьми на дому, но каждый раз специалист ловила себя на мысли, что во всех компаниях, где бы она не работала — не хватало одного — фокуса на пациентах / клиентах. И тогда при поддержке супруга Евгения Грэйфера Ольга решила открыть свою компанию Veritas Home Health и во главу ее философии поставить, прежде всего, пациентов и их нужды. Результат не заставил себя долго ждать — по итогам многочисленных проверок Veritas Home Health попадает в число лучших среди 500 агентств домашней медицинской помощи на протяжении нескольких лет — в 2010, 2012, 2013, 2014 и 2015 годах. Это из почти 13 тысяч подобных компаний по стране!

Каким образом Ольга Левит, Евгений Грэйфер и их команда смогли добиться таких потрясающих результатов и при такой жесткой конкуренции за короткое время? Об этом и о многом другом из жизни Veritas Home Health они и рассказали The Dallas Telegraph.

Ольга, я так понимаю фундамент для вашей компании был заложен еще в 2005 году, когда вы начали подыскивать подходящее агентство по уходу на дому за родителями?

Ольга Левит: И да, и нет. Я старалась помочь родителям, а также пыталась найти себя в профессиональном смысле. По специальности я — фельдшер. И в Беларуси, откуда я родом, нас учили производить осмотр пациента комплексно, и не осматривать только руку, если пациент жалуется, например, на боли в руке. И вот с таким комплексным подходом к больному я и пыталась найти в Далласе агентство по уходу за пожилыми и больными на дому. Кто-то из компаний был сфокусирован на деньгах, другие — на страховках, для меня же был важен, прежде всего, пациент. Я пыталась установить этот приоритет в тех агентствах, которые только начинали свою деятельность и, куда меня приглашали директором, но продолжалось это недолго — меня начинали контролировать и смещать мои акценты с людей на другие вещи. Меня это, естественно, не устраивало, и я уходила. А однажды Женя сказал мне, что я никогда не найду того, чего хочу в идеальном виде, — пока сама этого не построю.

С этого и началось строительство Veritas Home Health?

Ольга Левит: Все началось с голого энтузиазма и мечты. Денег не было, мы набрали кучу займов, но муж меня с первого мгновения поддержал. Veritas Home Health начался в нашем доме — новых работников интервьюировали прямо на кухне. Нужно было иметь минимум 10 постоянных пациентов, чтобы зарегистрировать компанию. Но о нас так быстро пошла добрая слава, что к моменту выдачи лицензии у Veritas Home Health было уже 20 пациентов.

И что вы делали для них?

Ольга Левит: Все, в чем они нуждались: раны осматривала, у кого-то было давление — объясняла, как правильно принимать лекарство и в каких дозах. Следила, чтобы, например, таблетки, прописанные кардиологом, не конфликтовали с таблетками, прописанными терапевтом. Такое очень часто бывает, когда один доктор не в курсе того, что прописывает другой, а пациенты исправно принимают все назначенное, и в результате случаются необратимые последствия. Также я приходила в семьи и обучала членов семей тому, как и чем помогать их больному родственнику.

Евгений Грэйфер: По техасским законам на протяжении 3 месяцев ты должен доказывать, что можешь смотреть пациентов и делаешь это эффективно, что можешь вести административную составляющую этого бизнеса. То есть эти 3 месяца — это своего рода испытательный срок, во время которого тебе никто ничего не платит. В 2005 году, когда мы открывали свою компанию, желающих получить лицензию в нашей области было очень много и пока до нас дошла очередь вместо 3 месяцев прошло 11.

Ольга Левит: Во время испытательного срока я должна была доказать, что могу лечить положенных 10 пациентов 3 месяца, а в итоге оказалось, что 11 месяцев мы наблюдали за более 20 пациентами — кому-то катеторы и трубки меняли, ухаживали за ранами, следили за лекарствами и их употреблением. Были и откровенно ужасные ситуации, с которыми, как бы это не было сложно, мы справились. Все эти 11 месяцев мы много и тяжело работали и жили надеждой, что когда-то нам заплатят за наш труд. Женя пытался и мне помогать, и подрабатывать — у нас тогда только сын родился. Знаю, что несколько агентств не выдержали такого испытательного марафона и сошли с дистанции. Мне же очень хотелось доказать, прежде всего, самой себе, что я смогу. И, когда наконец нас проверили в первый раз — посмотрели бумаги, опросили пациентов, мы сдали проверку на 100 процентов. Так родилось агентство Veritas Home Health.

Помог ли вам опыт общения с пациентами, когда вы работали в других агентствах по уходу за больными и престарелыми людьми на дому?

Ольга Левит: Помог в том плане, что я напрямую общалась с пациентами и постоянно их спрашивала — что им нравится, а что нет в работе с той или иной компанией. Они честно мне рассказывали, а мы с мужем анализировали и делали выводы, чего мы не будем повторять в своей компании, когда ее откроем.

Как именно вы помогаете людям сейчас, имея свою одну из лучших в Техасе и в Америке компаний в области медицинского ухода на дому? Как именно это работает в США?

Ольга Левит: Помните, когда мы жили еще в Советском Союзе, то участковые терапевты и педиатры приходили на дом? В США доктора к тебе домой не приходят чаще всего, — здесь доктора работают в офисах и в клиниках. Страховка в Америке покрывает минимальное нахождение пациента в госпитале: например, сегодня ты рожаешь, а завтра тебя уже выписывают из больницы; у тебя сердечный приступ и тебя привозят на скорой в госпиталь, вливают и вкалывают все необходимые лекарства, кладут бандаж и отпускают. В большинстве случаев никто ни из больных, ни из их родных не знает, как правильно проходить реабилитацию после операции или приступа. И с этими бандажами, трубками, мешками лекарств пациенты приходят к нам, чаще всего, не понимая, что им делать дальше. Мы разбираем лекарства, смотрим, что с чем нельзя пить, следим, чтобы не было побочных эффектов от передозировки или смешения медикаментов. Часто мы не только проводим элементарное медицинское обучение, но и оцениваем безопасность в доме и вокруг него — где нужно коврик убрать, ступеньку приподнять или, наоборот, опустить. Если сформулировать в одном предложении нашу миссию, то она состоит в том, чтобы после нашего ухода пациенты больше не возвращались в больницу с той же проблемой. Мы, кстати, экономим государственные деньги. Например, как вы думаете, сколько стоит попасть в отделение скорой помощи?

Не знаю. Может, долларов 600?

Ольга Левит: 3-4 тысячи долларов в день. Нам же государство платит 2 тысячи долларов за 2 месяца — это за визиты медсестер, терапевта и совсем немного идет на административные расходы.

Я так понимаю, что будучи владельцем подобного агентства, мало быть профессионалом в медицинской области, нужно также быть и администратором, и руководителем, и выполнять многие другие функции.

Ольга Левит: Постоянно. Что еще я делаю лично, как собственник компании, чего не встречала в других агентствах — периодически сама выезжаю к пациентам на дом вместе с медсестрой. Я учу наших работников смотреть на пациента комплексно, рекомендую также наблюдать за тем, как реагируют родственники больного, следить, чтобы человек не злоупотреблял лекарствами. Некоторые наши пациенты очень любят принимать таблетки и, если им доктор не выписал лекарство, они обижаются, считая, что такой доктор плохо лечит. Бывает, что у некоторых пациентов при виде доктора начинает что-то резко болеть, им выписывают таблетки, а на поверку оказывается, что у них и близко нет тех симптомов, от которых им прописали лекарство. Наша задача, если такое случается, выявить это и сообщить лечащему врачу.

Евгений Грэйфер: Ольга обучила всех наших медсестер тому, что если у них возникает хоть какое-то сомнение в правильности приема пациентами того или иного лекарства в связи с возникающими побочными эффектами или еще по какой-то другой причине, то сразу же связываться с тем врачом, который выписал препарат и предоставлять ему полный список лекарств, которые употребляет пациент. Потому что вот что происходит в реальной жизни — терапевт вам дает одно, после госпиталя вам выписывают еще пачку препаратов, а во время реабилитации вы получаете другую порцию медикаментов. И самое страшное, что ни один из врачей не в курсе того, что прописал его коллега.

То есть, по сути, агентства по оказанию медицинской помощи на дому координируют процесс реабилитации пациентов после операции или перенесения серьезной болезни?

Евгений Грэйфер: По сути — да. Замену катеторов, повязок, мешков и другие медицинские услуги выполняют почти все агентства, подобные Veritas Home Health. Но мы делаем не только это — мы также обучаем и тренируем пациентов, мотивируем к изменению стиля жизни, который и привел их к той или иной болезни. Статистика говорит о том, что только 20% пациентов, которые имеют хронические болезни, что-то предпринимают, чтобы улучшить свое состояние и, как следствие, улучшить качество своей жизни. Наши медсестры, доктора посвящают очень много времени тому, чтобы научить пациентов, что можно, а чего нельзя делать. Они стараются им привить ответственность за их жизни. Пожилые люди рассуждают часто следующим образом: «Я жизнь свою уже прожил. Как будет, так и будет». Мы же им рассказываем, что они не только подводят свое здоровье, но и свою семью, своих друзей, которые их любят, которые о них заботятся, для которых они не безразличны.

Ольга Левит: Мы поняли, что болезнь одного человека затрагивает всех в семье. Возьмите обычную простуду — один член семьи заболел и, если он не предпримет каких-то мер, то, скорее всего, переболеет вся семья. Я буквально заставляю наших пожилых пациентов: «Принимайте таблетки, начинайте двигаться, ходите на терапию, чтобы вы смогли потом помогать с внуками, помогать жене / мужу». И тогда люди потихоньку начинают понимать, что их здоровье — это больше, чем только они сами.

Существует и другой тип пациентов, у которых происходят обострения, и они не знают, что в такие моменты делать. Самый привычный способ — позвонить 911. Мы же пытаемся объяснить им, что если у вас поднялось давление — сначала проверьте, когда в последний раз вы принимали лекарство от давления, или проанализируйте причину, по которой давление поднялось: может, вы просто посмотрели эмоциональный фильм и, когда успокоитесь после фильма, — давление опустится. Мы научили наших пациентов сначала звонить нам — мы доступны 24 часа в сутки, а только потом в скорую. Да и скорая помощь хороша только в критических случаях.

Евгений Грэйфер: Отделения скорой помощи предназначены для того, чтобы стабилизировать человека, у которого критическое состояние. Но стабилизация не предполагает лечения, после стабилизации люди могут снова оказаться в скорой помощи. Наша же задача сделать все возможное и невозможное, чтобы человек не позвонил «911» с той же проблемой. В нашем агентстве существуют целые системы на каждую болезнь.

Ольга Левит: И не просто системы на каждую болезнь, но и подход индивидуальный. Если у двух пациентов одинаковые симптомы, например, повышенное давление, диабет или боли какие-то, то мы на каждого из них смотрим индивидуально. Один, возможно, лекарства не правильно употребляет, а другому диета нужна. Для нас это означает, что одного мы должны научить одному, а другого другому.

В этой связи вопрос о медсестрах — сколько их у вас в штате?

Ольга Левит: Поскольку государство сокращает расходы на нашу отрасль, многие агентства переводят медсестер с полного рабочего дня на контракт. У меня же другая философия — я обучаю медсестер своей системе взаимоотношений с пациентом, которая, я знаю, работает и работает эффективно. Кроме того, медсестры координируют всю историю болезни, а если нужно, то контактируют доктора. Это, конечно, дороже иметь медсестер в штате, но это стоит того. У нас 10 медсестер занято на полный рабочий день. Что касается физио-терапевтов, то часть терапевтов в штате, а часть работает с нами по контракту.

Сколько всего сотрудников в вашей компании?

Ольга Левит: Наше агентство негласно разделено на два отделения — по уходу за больными и по оказанию профессиональной медицинской помощи и второе отделение — по уходу за пожилыми людьми на дому. За почти 200 постояными медицинскими пациентами закреплено примерно 30 наших профессионалов, примерно столько же у нас пожилых людей, за которыми ухаживают и помогают по хозяйству примерно 160 наших сотрудников, и они, кстати, работают на почасовой основе.

Кто оплачивает медицинские услуги и услуги по уходу на дому — пациенты, страховые компании?

Евгений Грэйфер: Счета по уходу за пожилыми людьми на дому полностью оплачивает государственная программа Medicaid, а медицинский уход на дому покрывают — Medicare и другие страховые компании. Мы работаем с Superior, Molina, UnitedHealthcare, Blue Cross Blue Shield of Texas, Humana и со многими другими менее известными страховыми компаниями. За последние два года из-за реформы медицинского страхования Obama Care многие наши пациенты перешли на план Medicare Advantage, который, к сожалению, лимитирует количество услуг по программе домашнего ухода и оказания медицинской помощи на дому.

Что о вашей компании должна знать семья молодых специалистов, которые только что переехали в Даллас и у них есть пожилые родители? Чем вы можете быть интересны для такой семьи?

Ольга Левит: Если ваши родители являются легальными резидентами в США, то мы можем им помочь заполнить соответствующие документы и получить Medicaid. Мы дадим им консультацию о том, на какую помощь они могут рассчитывать от государства, как пожилые люди.

Евгений Грэйфер: Veritas Home Health также приглашает на работу сотрудников, которые могли бы ухаживать за пожилыми людьми. В отличие от других подобных агентств, мы платим нашим работникам 8 долларов 60 центов в час за работу по уходу на дому. В некоторых сложных случаях мы можем платить и больше. Очень важно, что у нас никогда не бывает сбоев в сроках выплаты зарплаты — мы всегда оплачиваем труд наших работников вовремя.

Ольга и Евгений, как долго вы работаете с пациентами, когда речь идет о медицинском обслуживании на дому?

Евгений Грэйфер: Мы достигаем нашей общей цели с медицинскими пациентами за 2-4 месяца. С самого начала наши медсестры настраивают пациентов на то, что мы временно приходим в их жизни — помогаем им дойти до нужного состояния, обучаем их самостоятельно следить за своим здоровьем, строим для них систему и уходим. Понимаете, если с пациентами оставаться навсегда, то они начинают от тебя зависеть и эмоционально, и физически, и приход медсестры или терапевта ими воспринимается, как своего рода костыль. Без наших специалистов они не могут давление себе измерить или таблетки принять, но так не должно быть. Мы же хотим лучшего для наших пациентов, – чтобы их жизни в преклонные лета были независимыми и качественными.

Но существует же возможность, что у человека опять что-то случится, и он снова обратится к вам за помощью?

Ольга Левит: Конечно. Если случается обострение, тогда мы возвращаемся. Но приходить к пациентам просто для того, чтобы проконтролировать их, чтобы они нужную таблетку выпили вовремя — это было бы неправильно.

Евгений Грэйфер: В течение каждого месяца госпиталя направляют к нам примерно 100 новых пациентов. Среди них встречаются и родственники докторов. Доктора звонят к нам и говорят, что доверяют только нашему агентству в медицинском уходе за их родными на дому. Я думаю, что это и есть самая высокая оценка нашей работы.

Ваш офис находится в Плэйно, но, если я не ошибаюсь, вы работаете по всему Далласу и во многих городах Северного Техаса, не так ли?

Ольга Левит: Мы работаем в Далласе, в Моските, в Ирвинге, в Гарланде, в Флауэр Маунде, в Селине и во многих других городах нашего региона. Наши медсестры и физио-терапевты имеют большой опыт и являются специалистами в разных областях — в области скорой медицинской помощи, педиатрии, терапии. В одной газетной публикации не рассказать обо всех нюансах медицинской помощи и уходе на дому, поэтому мы будем рады звонкам и вопросам ваших читателей.

Наш номер телефона: (972) 519-0308.

Уважаемые читатели, если вы будете в нашем районе, будем также рады и вашему визиту в наш офис — 2825 Regal Rd., Suite 105, Plano, TX 75075.

Наш веб-сайт — www.veritashh.com.

Страничка агентства на Facebook — www.Facebook.com/Veritas-Home-Health-194755127233371