17-летие «Русской зимы»

[Даллас, Техас] Русскоязычная диаспора в Далласе имеет более, чем полувековую историю. Естественно, за это время наши соотечественники проводили много русских концертов, пикников, других мероприятий, так или иначе связанных с русским языком и русской культурой. И среди всех этих мероприятий настоящей жемчужиной и долгожителем по праву можно назвать фестиваль «Русская зима». В марте 2013 года прошел уже 17-й по счету фестиваль. И все эти годы бессменным автором и исполнителем этой идеи была профессор Южно-методистского университета Далласа (SMU) Татьяна Зимакова и созданный ею Русско-американский центр. Газета The Dallas Telegraph попросила профессора Зимакову вспомнить историю фестиваля и рассказать о планах на будущее.

— Татьяна, как получилось, что на протяжении почти двух декад вы устраиваете в Далласе праздник русской культуры…

— В SMU раньше иногда устраивались концерты, однажды это даже фестивалем назвали. Еще Илья Мамонтов это делал в 1960-х годах. Об этом я узнала не так давно, нашла в своем университетском офисе бумаги, оставшиеся от Ильи Мамонтова. Но когда мы создали Русско-американский центр в 1997 году, то начали проводить фестиваль на регулярной основе — каждый год, назвав его «Русской зимой».

— Объясните для наших читателей, кем был Илья Мамонтов?

— Это наш соотечественник, живший в Далласе. Сначала он занимался бизнесом, работал в нефтяной компании Mobil, а в начале 1960-х годов основал кафедру русского языка в Южно-методистском университете (SMU).

— Татьяна, а когда вы пришли работать в университет?

— Ровно 10 лет тому назад. До этого я сотрудничала с SMU. Тогда кафедру русского языка возглавлял Гарри Кокс. Я привлекала и его, и студентов к организации русского фестиваля.

— Что способствовало тому, что вы начали устраивать подобные фестивали в Далласе?

— 17 лет назад мой сын учился в художественной школе и мне очень хотелось приобщить и его к русской культуре, но в Далласе было мало возможностей для этого. Как раз в то время я познакомилась с музыкантами — Сергеем Ващенко и Володей Калязиным из ансамбля «Калинка». И подобно тому, как когда-то Станиславский встретился с Немировичем-Данченко и решили создать МХАТ, мы решили в Далласе организовать русский фестиваль. В нашем городе почти 20 лет назад не хватало чего-то такого, что объединило бы и русских, и американцев. Конечно, благодаря Элле Бородянской долгое время проводились концерты — раньше к нам очень часто приезжали музыканты и исполнители из России. Но это было рассчитано на русскоговорящую публику. Наша же задача состояла в том, чтобы объединить и русских, и американцев, и молодых, и пожилых. То есть мы хотели, чтобы благодаря нашему фестивалю, каждый из его участников и гостей нашел что-то свое в русской культуре. Задачу мы перед собой поставили непростую. Наши соотечественники иногда даже критиковали нас за то, что мы смешивали современную русскую культуру с классикой и фольклором. Зато мои студенты были в полном восторге от такого синтеза музыкальных тенденций, представленных на «Русской зиме».

Прокламация мэра Далласа мистера Роулингса в связи с неделей русского языка 2013

— Как вы думаете, удалось ли вам за 17 лет своими фестивалями проложить мост между русской и американской культурами?

— Мне кажется, что да. Интересно, что этот наш фестиваль в итоге получился очень живым. Каждый год он абсолютно разный, причем, это как-то даже само по себе получается. За годы жизни фестиваля можно проследить какие-то тенденции и в восприятии русской культуры в Далласе, и появление новых организаций, которые участвовали вместе с нами в его организации.

— Татьяна, могли бы вы обозначить эти тенденции и этапы развития «Русской зимы»?

— Участниками первых фестивалей стали ансамбль «Калинка», балет в Арлингтоне, группа Siman Tov, украинский танцевальный коллектив «Зоря», хор «Радость» Далласского школьного округа под руководством Мишель Бриско, танцевальный ансамбль «Матрешка» под руководством Татьяны Джигарханян, ученики музыкальных студий Байи Какубери и Дины Кошевник, художественная академия Софии Хунтеевой, студия Михаила Димова и другие. Через несколько лет к «Русской зиме» присоединилась Наталья Крассовская и ее балетная школа, которая стала постоянным участником многих фестивалей. Наталья Крассовская была выдающейся балериной, примой знаменитой труппы Ballet Russe de Monte Carlo.

Затем у нас завязалась дружба с международным Фондом культуры Никиты Михалкова. В течение нескольких лет фонд присылал на фестиваль в Даллас талантливых молодых музыкантов и исполнителей, включая оперных певцов, а также выставки народного творчества, в том числе Палехского искусства из Иваново и куклы в исторических костюмах русских провинций 19-20-го веков.

Следующий этап в развитии фестиваля связан с подписанием договора о тесных связях между Далласом и Саратовом. Саратов стал городом-побратимом Далласа. Благодаря этому к нам на «Русскую зиму» в течение нескольких лет из Саратова приезжали замечательные музыканты, ансамбли, группы. Особенно полюбилась группа «Кристалл балалайка», которая несколько раз приезжала из Саратова для участия в фестивале. Однажды гостем фестиваля стал министр культуры Саратова, он привез с собой и группу «Лель» и молодежную акробатическую группу «Арт-Але», оперную певицу, балет, художников…

Наконец, последние несколько лет мы снова начали опираться на собственные силы и стали приглашать на фестиваль выдающихся музыкантов и певцов, работающих в Америке или находящихся на стажировке в SMU и других университетах Техаса. Среди них были и победитель знаменитого конкурса Чайковского в Москве Андрей Поночевный, и Эммануил Борок, и Гари Левинсон, и Байя Какубери, и Екатерина Стецюк, и Марина Ханхалаева, и Людмила Касьяненко, и Евгений Осадчий, и Людмила Георгиевская, и Грегори Славин, и Елена Цветкова, и Сауле Тленчиева, и многие другие. Таким образом, классика стала основной тенденцией развития последних фестивалей. И «Русская зима» был назван Dallas Observer «одним из самых классических фестивалей Далласа».

А вот в этом году у нас получилась совсем другая «Русская зима». Мы пригласили группу Flying Balalaika Brothers, одним из участников которой является Сергей Ващенко, — с ним мы начинали русские фестивали 17 лет назад. Изюминкой концерта в этот раз стало то, что барабанщиком на концерте был наш профессор SMU Джамал Мохамед. Джамал очень известный барабанщик в Далласе, он руководит оркестром в университете. Это типичная ситуация, когда мы приглашаем русскую группу и часто в качестве гостей в ней участвуют американцы, так что в итоге происходит синтез культур.

В первые годы фестиваля мы устраивали только концерт и художественные выставки. Затем сменили формат на неделю русской культуры, но все-таки главным мероприятием фестиваля так и оставался концерт. Кроме концерта в рамках фестиваля мы показывали кинофильмы, читали лекции.

Ну, а в этом году у нас был целый ряд серьезных и важных мероприятий. Концерт только открывал фестиваль. В течение недели проходила художественная выставка, к организации которой в качестве наших партнеров присоединились две русские школы — Русская школа в Далласе и Русская школа в Аллене. Например, Русская школа в Аллене недавно проводила замечательную международную выставку детских рисунков «Я благодарен за …». Эту выставку мы пригласили и к себе на фестиваль, так что получилось, что у нас были и изумительные профессиональные взрослые художники, и их юные коллеги — все жители Далласа. Кроме того, в рамках 17-го фестиваля Русской школой Далласа впервые проводилось совершенно самостоятельное мероприятие — «Планета талантов». Русские школы в Аллене и в Арлингтоне устроили театрализованный концерт «Загляните в мамины глаза». И то, и другое мероприятие стало настоящим смотром детских талантов.

Еще одним мероприятием 17-го фестиваля «Русская зима» стал литературный концерт сатирика Виктора Шендеровича. Накануне Виктор Анатольевич читал лекцию об отношении сатиры и власти в России для студентов и преподавателей SMU, а также для всех желающих. Интересно, что участником этой лекции стал Сергей Адамович Ковалев — очень известный российский правозащитник. Он как раз приехал в Даллас в гости к своему сыну, но узнав о мероприятии, решил в нем поучаствовать. В ходе лекции развернулась интересная дискуссия между Шендеровичем, представляющим новую волну и сатиры, и старой школы несгибаемых правозащитников в лице Ковалева.

Я считаю, что фестиваль «Русская зима» вышел на новый этап и нам, как его организаторам, показалось это интересным. Реалии Русского Далласа связаны с появлением в городе новых сильных организаций, которые серьезно занимаются русской культурой и организацией различных интересных мероприятий. Среди них и русские школы, которые в этом году на равных с нами участвовали в фестивале. Мне кажется, это станет перспективным направлением и в будущем. Именно на это и нужно будет делать упор. Другими словами, проводить фестиваль «Русская зима» совместными усилиями Русского Далласа.

— Почему фестиваль получил название «Русская зима», а не «Русская весна», «Русское лето» или «Русская осень»?

— Самый первый фестиваль проходил 4 января 1997 года. Последующие фестивали мы устраивали сначала в январе под Русское Рождество, потом уже в феврале, а с недавнего времени — в марте. Теперь мы провожаем зиму и встречаем весну, но прежнее название осталось. В этот раз мы сыграли на контрасте — Даллас, март, жара, а мы русскую зиму празднуем. Это своего рода попытка свести две культуры — русскую и американскую.

Профессор Татьяна Зимакова (в центре) с саратовским коллективом «Кристалл балалайка»

— Татьяна, как у вас обычно проходит подготовка к фестивалю? Это годовое планирование или все-таки экспромт?

— Поскольку у нас в Далласе появляется все больше и больше организацией, которые так или иначе популяризируют русскую культуру, то, наверное, надо думать о том, чтобы искать партнеров и новые формы для фестиваля «Русская зима» и совместными усилиями планировать очередной фестиваль задолго до его проведения.

В принципе, неделя русской культуры вот уже на протяжении многих лет официально объявляется мэром Далласа. По этому поводу он выпускает специальный документ. В этом году представитель мэра вручил нам во время концерта прокламацию, объявляющую неделю русской культуры 2013 года. То есть форма у нас уже есть, а вот наполнять ее новым содержанием нам придется уже с новыми партнерами. Возможно в будущем, фестиваль «Русская зима» выйдет на улицу и превратится или в ярмарку, или в карнавал. Например, в этом году нам помогала новая организация — Great Event Марины Помаро. Я знаю, что совместно с газетой The Dallas Telegraph Great Event организовывал концерт Людмилы Касьяненко в декабре прошлого года. Еще раз подчеркну, что в Далласе появились новые организации и структуры, которые просто необходимо привлекать к «Русской зиме», чтобы она вышла за рамки университета и Русско-американского центра и все больше становилась городским праздником.

Наш 17-й фестиваль показал, что, похоже, мы идем в правильном направлении, но для этого потребуется лучшее планирование. Проблема в том, что организацией фестиваля мы занимаемся в свободное от работы время. Возможно, проблему решит создание оргкомитета. Моя мечта, чтобы фестиваль зажил самостоятельной жизнью.

— «Русская зима» — это ваша идея, но при этом вы готовы подарить ее городу?

— Готова, потому что это самый перспективный путь развития фестиваля и единственная возможность сделать его весомым событием для Далласа.

— Татьяна, сколько лет вы живете в Далласе? И как менялась за эти годы русскоязычная комьюнити города?

— Моя семья живет в Далласе с 1994 года, хотя мы приехали в США, в штат Мичиган, в 1991 году — я выиграла пост-докторский грант. Это была программа по обмену учеными: мой муж работал на геологическом факультете, я — на социологическом. Ну, а фестиваль «Русская зима» отражает то, как изменялся русскоязычный Даллас. Последнее время это связно с появлением новых организаций — таких, как, например, ваша газета. В Далласе не было своей газеты, а теперь есть, и я считаю это большим достижением для города.

— Находите ли вы поддержку со стороны вашей семьи в проведении фестивалей?

— Мой муж и старший сын поддерживают и помогают мне с первого дня. Сын — художник, он занимается графическим дизайном. Именно он разрабатывал наши эмблемы и помогал в организации первых художественных выставок. Муж помогает с печатанием полиграфии для «Русской зимы».

— Какие традиции почти за две декады сложились у фестиваля?

— Это, конечно же, и концерт, и награждение людей и организаций званиями «Международных послов культурного обмена» за их вклад в развитие русской культуры и языка в Далласе. В этом году награды получили Русская школа Далласа и Русская школа в Аллене. Мы также награждаем студентов SMU и других учебных заведений за их успехи в изучении русского языка, а также преподавателей русского языка, лидеров нашей общины, музыкантов и исполнителей. Например, среди награжденных на прошлых фестивалях были Даниил Орловский, он многие годы преподает в нашем университете русскую историю, а также пианистка и художественный руководитель Blue Candlelight Music Series Байя Какубери, пианистка и преподаватель фортепьяно в SMU Людмила Георгиевская, WOGA, переводчик русского языка Мариан Шварц, учитель русского языка в DISD Мишель Бриско и президент The Central Association of Russian Teachers of America Мара Сухолутская, а также организаторов выставки Kimbell Art Museum «Stroganoff: The Palace and Collections of a Russian Nobel Family» в Форт-Уэртэ и организаторов Grace Museum из техасского Эбелина за выставку «Русские импрессионисты».

— В этом году фестиваль «Русская зима» достиг определенного совершеннолетия. Кто за эти годы, по вашему мнению, стал жемчужинами фестиваля?

— Конечно же, это балет Натальи Крассовской, ансамбль «Калинка». Из приглашенных — ансамбли «Лель» и «Кристалл Балалайка» из Саратова, а также группа «Лимпопо» из Калифорнии и цыганский ансамбль «Лойко» из России. Наши музыканты из SMU и университета Северного Техаса из Дентона также стали украшением фестиваля. Хотелось бы назвать наших соотечественников, сложившихся музыкантов из Далласа, которые в разные годы поддерживали «Русскую зиму» — концертмейстер Далласского симфонического оркестра Гари Левинсон, первая скрипка этого же оркестра Эммануил Борок и многие другие.

Нашему фестивалю уже 17 лет, и сейчас он переживает новое дыхание. На протяжении многих лет мы получали гранты от Далласа, поэтому арендовали большие городские концертные площадки и могли развернуться. Были в истории фестиваля и камерные концерты, когда у нас не было средств и нам помогал только университет. Сейчас фестиваль «Русская зима» подошел к тому, что он должен стать визитной карточкой русского Далласа и проводится им.

— Вы, как профессор русского языка в университете, можете ли сказать, что интерес американцев к русской культуре остался прежним или, скорее, он похож на американские горки — то угасает, то снова возрастает?

— Многое зависит от рекламы, что тоже требует средств. Помимо русскоязычной прессы, важно привлекать англоязычную. Если выходят публикации о фестивале в Dallas Morning News, в Guide, на местных популярных радиостанциях, то, конечно, сразу же возникает больший интерес к фестивалю со стороны англоязычных жителей Далласа. Информированность — это один из важных моментов. Несмотря на политику, русская культура всегда оставалась для американцев очень притягательной. В нашем случае многое зависит от организации мероприятий и энтузиастов, которые этим занимаются.

Еще раз подчеркну, хотелось бы, чтобы фестиваль «Русская зима» сплотил вокруг себя и новые организации, и новые таланты открыл. Мы заинтересованы и в идеях, и в партнерах. Так что со всеми предложениями, пишите мне по электронному адресу — [email protected]

Людмила Тараненко
Фото из архива «Русской зимы»

Comments are closed.