История одного беженца

История одного беженца

 Фреска капеллы дель Арена в Падуе (Скровеньи) «Бегство в Египет» Джотто ди Бонде

Для русскоязычных людей США вопрос беженства знаком не понаслышке. Наверняка у каждого русскоязычного человека Америки есть хотя бы один знакомый или родственник, получивший в стране статус «беженец». К сожалению, современная ситуация в мире такова, что слово «беженец» – человек, вынужденный по тем или иным причинам покинуть свою родину – звучит все чаще в ежедневных новостях. В преддверии Рождества кажется уместным вспомнить об одном беженце, в честь которого и был учрежден праздник Рождества.

История рождения Иисуса включает и отдельный сюжет о бегстве семьи младенца Иисуса в чужую страну. И этот отдельный сюжет, и весь праздник Рождества обросли более или менее древними легендами и традициями. Например, число пришедших поклониться Иисусу волхвов не сообщается в наиболее древних источниках – евангельских рассказах. Только к 5-6 веках сформировалось традиционное представление именно о трех волхвах, основанное, по-видимому, на сообщении автора Евангелия от Матфея – о трех дарах, преподнесенных волхвами Иисусу. Возможно, современным читателям будет интересно узнать, как некоторые люди в древности воспринимали историю о бегстве Иисуса в Египет. В этом как раз и поможет рассказ автора Евангелия, Матфея (глава 2).

Первое письменное упоминание об этой истории восходит к первым десятилетиям после смерти Иисуса. Обращая внимание на особенности сюжета, мы можем увидеть, как сам автор и его читатели в конце первого века воспринимают этот рассказ. В ходе повествования автор дает своим читателям ключи, благодаря которым они должны уловить очевидную связь между его рассказом о рождении Иисуса и историей рождения великого пророка еврейского народа – Моисея, которая была известна современникам автора из книг и устных легенд. Например, в истории рождения Иисуса Ирод приказывает убить младенцев в Вифлееме, поскольку узнает, что родился новый царь, угроза его власти. В устных же рассказах о рождении Моисея, позднее нашедших свое место в записанных раввинистических текстах, египетский фараон, узнав о рождении будущего освободителя евреев из Египетского рабства, Моисея, приказывает убивать еврейских младенцев. Связывая историю Иисуса с Моисеем, древний писатель представляет и воспринимает эту историю не просто как отвлеченное событие, но как новую надежду, надежду на новое освобождение.

Кроме этого, рассказчик этой истории, которого ранняя традиция называет Матфеем (одним из учеников Христа), строит сюжет своего повествования, противопоставляя двух главных героев. Один из них преследователь, второй – преследуемый беженец. Сюжет призван продемонстрировать читателям, что беспомощный младенец оказывается победителем в схватке с обладающим огромной властью царем Иудеи. Автор вновь намекает своим читателям – тот, в кого вы сейчас верите и на кого надеетесь, еще с самого рождения был победителем, хотя и весьма необычным образом.

Завязка сюжета этого повествования начинается, когда в Иерусалим, столицу Иудеи, приходят волхвы с востока и расспрашивают о родившемся новом царе Иудеи. Сам факт появления в столице неких магов-астрологов, определяющих по небесным светилам важные земные исторические события, уже должен был насторожить многих. И, действительно, завязка сюжета с появлением волхвов перерастает в конфликт, поскольку Ирод воспринимает слова волхвов о рождении нового царя как личную угрозу его царствованию. Такая реакция Ирода Великого весьма правдоподобна, поскольку Ирод был известен не только своими политическими победами, но и параноидальным страхом потерять власть.

Современник Матфея, иудейский историк Иосиф Флавий (ок. 37 – ок. 100), в своих книгах описывает жестокость Ирода, подозревавшего во всех и вся угрозу заговора против него. Руководствуясь этими подозрениями, Ирод даже приказал задушить любимую жену и казнить трех родных сыновей.

Стремясь в зародыше уничтожить угрозу своей власти, Ирод решает хитростью выведать у волхвов место рождения нового царя, чтобы затем без лишнего шума уничтожить его. Развивается конфликт между великим могущественным тираном Иродом и беспомощным новорожденным младенцем простых иудеев. План Ирода выведать место рождения ребенка терпит неудачу, и он решает действовать более радикальным образом: приказывает уничтожить всех младенцев в городе Вифлееме, которые по возрасту могли бы оказаться тем самым новым царем, которому приходили поклоняться волхвы. Но развязка противостояния уже предрешена и убийство младенцев бесполезно. Иосиф уже успел тайно сбежать в Египет со своей небольшой семьей. Великий Ирод, друг Римского Императора и царь Иудеи, оказался проигравшим в схватке с беспомощным ребенком из бедной иудейской семьи. Автор заканчивает свой рассказ упоминанием о том, что младенец не затерялся на чужбине, но после смерти Ирода вскоре вернулся в родную страну, царем которой, как было предсказано, он должен стать.

Иисус, как воплощение новой надежды еврейского народа и необычный победитель, – не единственные темы этой части истории о Рождестве. Матфей расставляет и некоторые другие акценты. Например, признание волхвами-язычниками (не иудеями) в младенце Иисусе царя-спасителя символизирует в повествовании раннехристианского автора интернациональность нового движения. Важным в сюжете кажется и граничащее с насмешкой противопоставление волхвов и так называемых «книжников»: великие религиозные вожди Иудеи, знатоки всех пророчеств о грядущем царе оказались неспособны распознать время и место рождения своего спасителя-царя, в отличие от магов-астрологов, далеких от иудейской религии невежд.

Историческую достоверность истории Рождества, рассказанную современником самого Иисуса, каждый волен оценивать в силу собственных предпочтений. Однако празднуя современное Рождество, наполненное разными смыслами, кажется уместным взглянуть на то, как эта история воспринималась людьми в древности и, возможно, соотнести это восприятие с современностью.

Виталий Степанченко, магистр философии и религиоведения

Церковь «Река Жизни»-Даллас, www.Facebook.com/RiverOfLifeDFW