«Царская ложа» в Далласе

Музыкальное исполнение Сергея Бабаяна и Даниила Трифонова оказалось, действительно, царским

Текст и фото Сергея Таран

Dallas Chamber Music Society представила любителям классической музыки гала-концерт «Царская Ложа». Произведения Моцарта, Шуберта, Прокофьева и Рахманинов в четыре руки играли учитель Сергей Бабаян и его ученик Даниил Трифонов. У молодого гения Трифонова за плечами 3-я премия конкурса имени Шопена в Варшаве, 1-ая премия конкурса имени Рубинштейна в Тель-Авиве и 1-ая премия и Гран-при конкурса имени Чайковского в Москве. У его педагога Бабаяна не меннее внушительный список побед на различных международных фортепьянных конкурсах, а также бесценный опыт сотрудничества с известнейшими оркестрами мира и концерты на престижнейших концертных площадках. Как только было объявлено о выступлении дуэта Бабаян-Трифонов в Далласе стало очевидно, что концерт просто обречен на успех. Газета The Dallas Telegraph не только побывала на выступлении виртуозов, но и взяла эксклюзивное интервью у гениальных музыкантов.

– Даниил, читатели нашей газеты, узнав, что я буду с вами разговаривать, задали вам несколько вопросов, которые я имею честь сегодня озвучить. Итак, вопрос первый. Конкурс пианистов имени Вана Клиберна и конкурс пианистов имени П.И. Чайковского – это два больших международных события. Почему вы выбрали участие во втором конкурсе, конкурсе Чайковского, и был ли вообще выбор?

– Так сложились обстоятельства, что после моего участия в конкурсе пианистов имени Шопена всего через несколько месяцев проходили конкурсы пианистов имени Рубинштейна и Чайковского, на которых я и решил попробовать себя, а вот конкурс Вана Клиберна нужно было ждать еще несколько лет. Возможно, когда я получил третью премию на конкурсе Шопена, – это оставило некий голод, стремление к чему-то большему и вот это уже и сподвигло на решение участвовать в конкурсах имени Рубинштейна и Чайковского.

Зрители «Царской ложи» (слева-направо) – Байя Какубери, Гари Левинсон, Инна Коган, Евгения и Александр Лейбович

– По какой причине вы решили сменить классы вашего московского учителя Татьяны Зеликман на занятия с Сергеем Бабаяном из США?

– На самом деле, у Татьяны Абрамовны я проучился 9 лет и окончил Гнессинскую специальную музыкальную школу. После чего планировал обучаться в Америке, и вот тогда мой российский педагог порекомендовала мне Сергея Бабаяна. Я никогда не встречал его, просто поверил Татьяне Зеликман и все. Ну, а когда взял первый урок у Сергея Бабаяна, понял, – выбор был правильным.

– Что самое важное вы открыли в Сергее Бабаяне, как в учителе? Что было тем самым «Ах!», чего не было у других?

– Конечно, у каждого выдающегося педагога есть свой уникальный мир образов и свое уникальное понимание. И Татьяна Абрамовна Зеликман, и Сергей Бабаян – совершенно феноменальные музыканты со своими особенностями. Их сближает то, что они являются продолжателями фортепьяной школы Генриха Нейгауза. Сергей Бабаян учился у Веры Горностаевой, у Льва Наумова, у Михаила Плетнева. Татьяна Абрамовна Зеликман училась у Теодора Гутмана, тоже ученика Нейгауза.

– Чем Сергей Бабаян вас поразил, как профессиональный пианист?

– Своей безграничной любовью к музыке и удивительным слухом в отношении духовной составляющей музыкальных произведений.

– Я заметил, что на концерте вы часто улыбались во время игры на фортепьяно…

– Это музыка так на меня влияет…

– У каждого человека на определенном этапе жизни есть свое «I did it» – то, чего он смог добиться. Что бы вы сегодня назвали своим «I did it»?

– Для меня огромная честь играть с моим педагогом Сергеем Бабаяном. Это наш первый совместный музыкальный тур. После концерта в техасском Далласе мы едем в Солт-Лейк-Сити, а затем в калифорнийский Фресно.

– Даниил, что вы слышали о Далласе до того, как приехали сюда?

– Было бы здорово, если бы я приехал в Даллас больше, чем на один день. Если не ошибаюсь, то в следующем сезоне у меня будут концерты с Симфоническим оркестром Далласа, вот тогда, надеюсь, появится больше времени узнать город. Для меня большая честь, когда на мои концерты в Америке приходят соотечественники и при этом исполняется музыка, созданная нашими великими композиторами. Благодаря этому в зале возникает единение русской музыки с русскоязычным зрителем.

Подпись под фото: Концерт Сергея Бабаяна и Даниила Трифонова в Далласе был обречен на успех

Сергей Бабаян о своем ученике Данииле Трифонове

– Даниил — очень интересный и редкостный по своему таланту ученик. Когда он попал ко мне в класс, у меня и в мыслях не было готовить его на какой-то конкурс. Я считал, что ему надо освоить новый репертуар, который ему бы помог усилить исполнение каких-то произведений. Еще Лев Николаевич Наумов учил меня тому, что, когда ты работаешь над своими слабостями, то ты таким образом потом еще больше растешь в том, в чем ты, действительно, силен. Скажем, если пианист силен в исполнении музыки Бетховена, но очень слаб в исполнении музыки Шопена, то работа над Шопеном потом может помочь ему играть еще лучше Бетховена. В случае с Даниилом история была другая. С первых занятий с ним я почуствовал, что у него есть такая «бацила» природная, которой, наверное, нельзя научить. Можно ее обострить или усилить. Шопен – это его композитор. Поэтому я и считаю, что Даниил – прирожденный романтик-шопенист.

Зрители о гала-концерте

Байя Какубери, пианистка:

– Сегодня мы имели счастье слушать совершенно потрясающих, я бы сказала, гигантов музыкальной культуры – Сергея Бабаяна и Данила Трифонова. Это большое событие для Далласа, поскольку у нас не так часто бывают такие концерты. Последний раз Сергей Бабаян приезжал в наш город лет 10 назад. Сегодня во время концерта звучали произведения Прокофьева, Рахманинова, Моцарта, Шуберта. И, что самое интересное, аранжировку почти всех произведений для двух фортепьяно сделал Сергей Бабаян. Любого Мастера отличает его мастерство – гений, талант – все это есть и у Сергея Бабаяна, и у Даниила Трифонова — у этих замечательных исполнителей.

Инна Коган, психотерапевт:

– Я очень люблю музыку! И сегодня я получила невероятное удовольствие от игры моих соотечественников, которые показали совершеннейший класс и музыкального образования, и музыкального искусства.

Emanuel Borok, violinist:

– Incredible is the caliber of their performance, and the unusual kind of music they are playing, because this music is usually done for home consumption – the music for four hands and one piano. Music for two pianos is, of course, more mainstream and more popular. They are both incredible pianists. The fact that one of them is the student of another one, makes its especially attractive.

Photo Gallery of the Event

Dallas Chamber Music Society, 70th Season

 

Comments are closed.